Бедность не преступление

Сможет ли наказание за попрошайничество вывести людей из порочного круга иждивенчества? По мнению Дильмурада Юсупова, социальная работа и спектр услуг принесут больше эффекта.
13 декабря Сенат одобрил поправки в Кодекс об административной ответственности и Уголовный кодекс, согласно которым попрошайничество станет противозаконной деятельностью. На практике эти нововведения могут противоречить социальной политике по защите уязвимых слоев населения, считает член экспертного совета «Буюк келажак», докторант Института исследований проблем развития Университета Сассекса (Великобритания) Дильмурад Юсупов.
Статистика по лицам, занятым попрошайничеством, за этот год, представленная Министерством внутренних дел Узбекистана, показывает, что попрошайничество является назревшей социальной проблемой, которую долгое время игнорировали общество и государство. Только в Ташкенте структурами внутренних дел было выявлено более 5000 попрошаек, большинство которых составляют женщины с несовершеннолетними детьми, а также люди пенсионного возраста и с инвалидностью.

Сенаторы отмечают, что поправки будут «способствовать предотвращению случаев попрошайничества с использованием младенцев и детей, несовершеннолетних лиц, лиц с инвалидностью и пожилых людей». Несомненно, наличие большого количества попрошаек в общественных местах сильно ударяет по имиджу страны.

Но следует задуматься о том, направлять ли наши усилия на запрещение попрошайничества и объявление «охоты на попрошаек» или сосредоточиться на устранении причин и обстоятельств, которые вынуждают людей заниматься этим делом.
Всех под одну гребенку

Сенатом было одобрено законодательное определение попрошайничества, однако определение самих попрошаек не дано. Существует несколько категорий лиц, которые на постоянной основе занимаются попрошайничеством — это цыгане-люли, которые, по-видимому, составляют наибольшее число из всех выявленных женщин-попрошаек. Есть просящие милостыню на территориях, прилегающих к культовым религиозным сооружениям, и в местах паломничества, которые активизируются во время служений и религиозных праздников.

Часто можно заметить слабослышащих работников парковок и продавцов флажков на светофорах, которые, скорее всего, официально не трудоустроены и в глазах рядового служителя порядка могут отнесены к «попрошайкам». Есть уличные музыканты, занимающиеся творчеством в подземных переходах и на уличных проспектах. Наконец, есть бездомные люди без определенного места жительства. Среди всех вышеупомянутых категорий могут быть дети и взрослые люди с инвалидностью, одинокие пенсионеры и другие социально уязвимые слои населения.

Согласно вносимым изменениям, если попрошайка попадается в руки правоохранительных органов в первый раз, ему или ей грозит штраф от 1 до 3 МРЗП или административный арест до 15 суток. В случае если его или ее ловят повторно, то могут наказать общественными работами до 240 часов или исправительными работами до 2 лет, либо ограничением или лишением свободы до 1 года. Также предусматривается более суровое административное и уголовное наказание тем, кто вовлекает в попрошайничество детей и пожилых, лиц с инвалидностью и психическими расстройствами с использованием алкоголя и других способов.

В этой связи возникает вопрос: «Нужно ли наказывать самих попрошаек, если они были принудительно или любыми иными способами вовлечены в этот вид „бизнеса“ и таким образом стали всего лишь объектами мошеннических или криминальных схем?»

Зачастую криминальные группы используют уязвимых детей и взрослых и разными методами склоняют их к попрошайничеству, и основная доля доходов от этой деятельности поступает именно в их карманы. В этой ситуации, наказывая объектов попрошайничества, государство, в первую очередь, бьет именно по беспомощным людям, которые оказались на грани существования.

Порочный круг иждивенчества

Существует мнение, что попрошайничество является источником легких доходов. Один из устоявшихся стереотипов — приравнивание попрошаек к бомжам или паразитирующим элементам общества, которые используют «легко нажитые» деньги на очередную порцию дешевого алкоголя.

На самом деле иждивенческий образ жизни — это своего рода порочный круг, попав в который однажды, сложно из него выйти. Но, скорее всего, сделать первый шаг в сторону иждивенческой бездны вынуждают трудные жизненные обстоятельства, а вовсе не криминальные шайки или желание заработать «легкие деньги».

Вспомним, что в настоящее время человек с инвалидностью с рождения получает пенсию по инвалидности в размере 396,5 тысячи сумов. Если разделить эту сумму на 30 дней, то получается около 13 тысяч сумов в день. Очевидно, что такой пенсии не будет хватать на жизнь, если учитывать расходы на коммунальные услуги, медикаменты, базовый набор продуктов и дополнительные расходы на транспорт в связи с тем, что общественный транспорт до сих пор физически недоступен для лиц с инвалидностью.

Теперь представьте, что этот человек с инвалидностью является единственным кормильцем в семье, у которого есть еще и несовершеннолетние дети. После нескольких неудачных попыток трудоустройства человек отчаивается и выходит попрошайничать на улицу, чтобы прокормить свою семью.

Здесь проблема заключается не в человеке, а в его жизненных обстоятельствах — в недостаточном размере социального пособия, дискриминации по инвалидности, с которой он сталкивается во время попыток трудоустройства, возможном низком уровне образования, недоступности общественного транспорта и иных благ и услуг.

Проблема также заключается в нас самих — в обществе, которое, как это ни парадоксально, всячески способствует развитию попрошайничества. В ситуации с человеком с инвалидностью, скорее всего, добрые люди не проедут мимо и дадут ему 500 или 1000 сумов. Подавая человеку одноразовую милостыню, мы можем обеспечить ему деньги на буханку хлеба, но своим поступком будем поддерживать его порочный круг иждивенчества.

При действительном желании помочь человеку в трудной жизненной ситуации необходимо вытащить попрошайку из этого порочного круга через оказание ему необходимых социальных услуг. А если, согласно новым требованиям законодательства, органы правопорядка выпишут ему штраф или вовсе лишат его свободы сроком на год, мы усугубим его уже отнюдь не легкие обстоятельства. Наоборот, суровые карательные меры могут превратить человека из «неприятного» или «портящего имидж страны» в опасный криминальный элемент после освобождения из заключения.

Как будут работать изменения на практике?

Применение норм о запрете попрошайничества на практике выглядит крайне сложным. Даже в случае если на человека наложен штраф, он может быть не в состоянии оплатить его и, скорее всего, будет подвергнут административному аресту. А как взыскивать штраф с бездомных людей, у которых нет определенного места жительства или даже документов, удостоверяющих личность?

Применение этих норм на практике может также повлечь злоупотребления со стороны органов правопорядка в силу ограниченности времени и необходимости отчитаться перед начальством. Сотрудники органов правопорядка — это не социальные работники, которые практикуют индивидуальный подход к каждому попрошайке и детально вникают в их жизненную ситуацию. Всех поголовно повезут в отделение для дальнейшего оформления документов, взыскания штрафа или административного ареста на 15 суток? При этом есть вероятность, что наказание понесут только те, кто занимается попрошайничеством, но не те, кто вовлекает их в эту деятельность, в силу скрытости и возможных ресурсов влияния последних.

Крайне необходимо, чтобы работа органов внутренних дел не ограничивалась поверхностными методами выявления попрошаек, а заключалась в ведении эффективной борьбы с лицами, которые преступно злоупотребляют уязвимостью детей, женщин, пожилых и людей с инвалидностью.

Кнут или пряник?

Проблема попрошайничества является одной из насущных и малоизученных социальных проблем в Узбекистане, которая не имеет простых решений.

Законодательный запрет и использование набора карательных мер в виде административного и уголовного наказания не являются достаточными для достижения поставленной цели. Комплекс социальных проблем, связанных с бедностью, штрафами и ограничением или лишением человека свободы искоренить невозможно.

Очевидно, что нам необходимо ликвидировать бедность среди уязвимых слоев населения для того, чтобы предотвратить попрошайничество.

Во-первых, необходимо пересмотреть наказание для лиц, которые в связи с трудными жизненными обстоятельствами были вынуждены заниматься попрошайничеством, или в случае, если их разными способами принудили заниматься этой деятельностью. Видится нецелесообразным «стричь всех под одну гребенку» в связи с тем, что в категорию попрошаек попадают разные лица — цыгане-люли, люди с инвалидностью, пожилые, бездомные и другие. Каждая отдельная категория этих лиц сталкивается с многочисленными барьерами и дискриминацией во всех сферах жизни, в том числе из-за наличия негативных общественных стереотипов о них. Каждая категория лиц требует индивидуального подхода для ее включения в наше общество.

Во-вторых, введение наказания за попрошайничество для решения данной проблемы при существующих ограниченных и не набравших силу механизмах государственной помощи людям в трудной жизненной ситуации является явной отсылкой к прошлому столетию.

Во многих развитых и даже развивающихся странах негосударственный некоммерческий сектор играет важную роль в предоставлении необходимых социальных услуг уязвимым слоям населения. Однако третий сектор в Узбекистане недостаточно развит для оказания таких социальных услуг.

В текущем году были определены функции центров органов внутренних дел по реабилитации лиц без определенного места жительства, деятельность которых была раскритикована главой МВД за неэффективность. В других странах проекты и программы по социальной поддержке уязвимых лиц реализуются на систематической основе организациями гражданского общества, которые предоставляют временные места проживания, услуги по доступному трудоустройству и медико-социальной помощи, чтобы вернуть их в общество из порочного круга иждивенчества.

Наконец, нужен спектр социальных услуг и системная социальная работа, а также поддержка объективных академических исследований в данной сфере. Не изучая глубоко, какие именно жизненные обстоятельства вынуждают людей заниматься попрошайничеством, и не меняя целенаправленно эти обстоятельства в лучшую сторону, мы не можем просто вслепую наказывать людей штрафами, ограничением и лишением свободы. Только результаты комплексных социологических и антропологических исследований с непосредственным участием людей, занятых попрошайничеством, могут показать нам общую картину данной проблемы в стране и предложат эффективные пути ее решения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>